Медвежий угол

35 497 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валера Юшков2 марта, 3:30
    Да ладно, когда миллионы в обороте, это одно, но когда они в чистой прибыли, это грабёж. Воровство у всех, не заметно...Богатеев - к ногт...
  • евгений Данилов2 марта, 3:22
    Всё они знают, однако трактовка очень зависит от угла и точки зрения, выбор которых весьма произволен.Миф о том, что «у...
  • абрам вербин2 марта, 3:15
    Жизнь в России всё больше удивляет. Вроде бы, мы понимаем, что обороноспособность страны вроде растёт и границы на ...Богатеев - к ногт...

Кукушка хвалит петуха, о Кудрине поёт Чубайс

Кукушка хвалит петуха, о Кудрине поёт Чубайс

 

Анатолий Чубайс, недавний глава "Роснано", давний глава РАО ЕЭС, ещё более давнее лицо приватизации, высказался о событиях 1998 года. В фильме с любопытным названием "Крепость" (официальная премьера намечена на 24 февраля) он рассказал о людях, "спасавших Россию" во время кризиса 1998 года:

В какой-то момент по стечению обстоятельств мне говорят, что вопрос жизни и смерти – это займы МВФ. Бросай всё, делай что хочешь, но добейся кредитов Международного валютного фонда и Всемирного банка. Бросил всё, собственно, Алексей Кудрин. Большая была битва. Этап закончился триумфом. Мы получили 24 миллиарда долларов. Невероятно, фантастика.

24 миллиарда, чтобы вы понимали, это существенно меньше нынешнего годового бюджета Москвы. А по тем временам деньги ещё более скромные: квартиры в новостройке на 500 квартир на окраине той же Москвы на первую половину 1998 года обходились покупателям суммарно примерно в 15 миллионов долларов (после дефолта цена резко упала). Полторы тысячи человейников – так себе государственный капитал.

Давайте разберёмся, что же там случилось.

По пути к катастрофе

Итак. 1998 год, валятся экономики "азиатских тигров", в которые вложилось множество уважаемых инвесторов, в просторечии – фондовых спекулянтов.

Россия, почти оправившаяся от потрясений 1989-1993 годов, слишком велика и тяжеловесна для того, чтобы развиваться со скоростью нанотигров типа Сингапура, но тоже уверенно идёт вперёд, что, увы, вызывает нездоровый интерес уважаемых инвесторов, в просторечии – фондовых спекулянтов. Граждане, пару лет назад забравшие на залоговых аукционах самые лакомые активы, платят власти лояльностью, но никак не налогами. А инвесторы, испугавшись азиатов, выходят из всех спорных активов, в том числе из России.

 

 

Премьер-министром не хочет быть никто. Добровольно-принудительно назначают совсем молодого Сергея Кириенко, немедленно получившего скептическое прозвище "киндер-сюрприз" – и сразу после непопулярных решений отстраняют. В глазах народа виновным оказывается именно Кириенко, а не реальные творцы кризиса. За несколько дней 1998 года доллар и все импортные товары становятся дороже в три раза. Началось почему-то с подсолнечного масла – один мой друг, человек сейчас более чем успешный, до сих пор не может простить мне вылитого в тот день в унитаз литра отработанного фритюра. Наверное, чтобы быть особо успешным, действительно нужно уметь скорбеть по каждому вылитому миллилитру.

Кто все эти люди?

Анатолий Чубайс в 1997 году занимал пост министра финансов России, потом был освобождённым от министерской работы вице-премьером, а в марте 1998 года, уже перед лицом неизбежной катастрофы, ушёл в отставку. В июне, на следующий день после 43-летия, он стал спецпредставителем президента по связям с международными финансовыми организациями. У него было огромное конкурентное преимущество в тогдашней элите: он знал английский язык.

38-летний Алексей Кудрин, изгнанный из Санкт-Петербурга после поражения Анатолия Собчака на выборах 1996 года, в то время работал заместителем управляющего от России в Европейском банке реконструкции и развития и в Международном валютном фонде. Одновременно он занимал пост первого заместителя министра финансов – нанял его Чубайс, но Кудрин не потерял место и после отставки патрона, оставаясь глазами и ушами Анатолия Борисовича в главном финансовом ведомстве страны. И он тоже знал английский язык.

И в том, и в другом случае это были серьёзные совещательные должности, но настоящие решения принимались на ином уровне. И в качестве главного способа добычи денег был избран шантаж – не тот метод, которым принято гордиться.

Низкий поклон, Геннадий Андреевич

Россию – нет, не Россию, но российскую власть – спасли Всемирный банк и Международный валютный фонд, пуще всего боявшиеся коммунистического реванша в нашей стране. Заслуга Кудрина и Чубайса, несомненно, присутствует, вот только формулируется она несколько иначе. Концессионеры смогли уверить наивных американцев в том, что Геннадий Зюганов действительно представляет некую угрозу, что Россия готова скатиться в гражданскую войну, а боеголовки (о них напрямую не упоминают, всегда только подразумевают) совершенно случайно могут оказаться не в тех руках.

 

Да, представьте, то были времена, когда Россия шантажировала Запад. Через несколько месяцев начался знаменитый рост цен на нефть, были погашены долги как перед держателями ГКО, так и перед Западом, но орден за это если кому и надо давать, то Геннадию Зюганову, тогда, как и сейчас, имитировавшему коммунистическую оппозицию. Хотя сам он, скорее всего, даже не был в курсе переговоров.

* * *

Страна, в которой нет зарубежных инвесторов, просто не чувствует всемирных кризисов. Когда у нас прекратятся форумы распродажи национального достояния под лозунгом "Россия зовёт!", когда мы поставим – нет, не хлипкий шлагбаум, а бетонный блок перед спекулянтами, которые сегодня вносят доллар исключительно для того, чтобы завтра вывести доллар и двадцать центов, – тогда можно будет говорить об отдельной российской экономике. Не зависящей от мировой спекуляции, именуемой финансовым и фондовым рынком.

Вопрос "Кто спас страну в 1998 году?" неправомерен. Правильно: "Кто довёл до того, чтобы страну пришлось спасать?" Фамилии в ответе будут стоять те же, что сейчас называет Анатолий Чубайс.

 

 

Картина дня

наверх