Медвежий угол

35 917 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ваша Светлость
    Госдура идеальное место для депутан, даже для престарелых, несвежих...Кто будет депутат...
  • Малик Гумеров
    Владимир , такие понятия это несмышленость умов ... ! Это тоже самое если от президента Байдена ждать , надея...О целенаправленно...
  • Татьянка Яцук
    Нашего не трожь грязными лапами!...Вот откуда "дочки...

У Байдена и Путина много тем для дискуссий, но главные имеют коренные разногласия

У Байдена и Путина много тем для дискуссий, но главные имеют коренные разногласия

У Байдена и Путина много тем для дискуссий, но главные имеют коренные разногласия

На предстоящей уже через две недели встрече Владимира Путина и Джо Байдена «повестки дня США и РФ не совпадают». Такими словами в МИД РФ дают понять масштаб проблем, с которыми столкнутся лидеры двух государств во время переговоров

В чем именно заключается несовпадение повестки, что будет требовать Вашингтон от Москвы и наоборот — и по каким вопросам все же есть шанс договориться?

Как известно, для успешного саммита глав государств нужно три вещи. Атмосфера доверия (которая позволит договариваться), единое или хотя бы общее понимание повестки (что позволит понять, о чем можно договариваться), а также политическая воля для преодоления различных сложных моментов.

Первого пункта в российско-американских отношениях нет и в ближайшее время не предвидится, третий – под вопросом. Вся надежда была на второй, что Вашингтон и Москва понимают, о чем они могут договориться. Да, замминистра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что «повестки дня США и РФ не совпадают», однако тут же добавил, что «мы традиционно готовы реагировать на любые постановки вопросов с американской стороны». То есть обсуждать пункты и сближать позиции в сторону общего понимания повестки. «К сожалению, – резюмировал замминистра, – встречной готовности наблюдается гораздо меньше и реже».

Так ли это? Пройдемся по повестке.

Дела ближние

Украина. Самый важный для Москвы вопрос российско-американских отношений.

Позиция России весьма гибкая. Программа-минимум – замораживание конфликта, прекращение эскалации, обязательство Соединенных Штатов стреножить украинское руководство, запретить ему угрожать войной народным республикам и обозначить Киеву невозможность вступления Незалежной в альянс. Программа-максимум – пакетное соглашение с американцами о выработке правил игры на украинском пространстве, совместное принуждение Киева к выполнению Минских соглашений, федерализация Украины и превращение ее в «страну открытых дверей», где великие державы будут цивилизованно конкурировать.

Однако ни на минимум, ни тем более на максимум США не согласны. Официально, потому что «Украина – суверенное государство, имеет право делать то, что хочет, и вступать туда, куда захочет». По факту же Штаты рассматривают Украину как раковую опухоль, которая должна порождать метастазы нестабильности на своей периферии – то есть как для российского, так и для европейского организма. И чем больше будет нестабильности, тем выгоднее для американцев.

Позиции Вашингтона в данном случае частично сходятся с российскими лишь в одном пункте – США не нужно, чтобы Киев спровоцировал прямую войну с Россией (например, вторжением в ДНР или ЛНР), поскольку тогда США окажутся в вилке из двух плохих вариантов. Они могут либо вмешаться в нее (то есть начать войну с РФ), либо остаться в стороне и тем самым еще больше уронить доверие к себе и своим гарантиям у других союзников.

Европа. Россия вот уже много лет предлагает американцам реальные инструменты укрепления европейской безопасности.

В частности, создание единого пространства этой безопасности, в который будет включена и Россия (концепция «от Лиссабона до Владивостока»). Пространства, где Москва и Запад будут сотрудничать и вместе обеспечивать защиту от любых внешних угроз. ЕС является для России важным соседом, крупнейшим торговым партнером, а также ключевым источником технологий и инноваций.

Однако Штаты взгляды России не разделяют. Их ключевой задачей на европейском направлении является углубление конфликта между Россией и ЕС, а также недопущение каких-то совместных российско-европейских проектов. Ведь чем ближе Европа будет к России, тем больше вопросов у тамошних элит будет вызывать целесообразность продолжения вассальной зависимости ЕС от США.

Дела дальние

Китай. Россия понимает озабоченность американских партнеров ростом Китая и предлагает свои решения.

Решения эти просты и очевидны – стороны в лице США и КНР должны уважать суверенитет друг друга, не гадить в эксклюзивных сферах влияния. Не запускать друг против друга информационные, экономические и правозащитные войны, а вместо этого цивилизованно конкурировать в рамках международного права. Ну и не заставлять Москву блокироваться с одним против другого.

Американцев же такой подход не устраивает. Для них программа-минимум – отказ Москвы от каких-либо стратегических проектов с Пекином, а программа-максимум – включение России в антикитайские планы США. При этом на логичный вопрос «а что нам за это будет?» (все-таки переговоры – это торг, и обсуждаться могут практически любые вопросы), может последовать лишь один ответ: «Не будет новых санкций, по крайней мере какое-то время». Мягко говоря, крайне неконструктивный ответ.

Примерно по такой же схеме (с региональными особенностями – например, в сирийском вопросе) будет обсуждаться и вопрос Ирана. США оказались в тупике – пытаясь исправить ошибку Трампа, они хотят реанимировать ядерную сделку с иранцами и тем самым притормозить развитие иранской ядерной программы. Однако джинны выпущены из бутылки – в последние годы ирано-западные отношения стремительно деградировали, и на президентских выборах в Иране (которые начнутся через несколько недель) ожидается победа консервативного кандидата. Поэтому Америке срочно нужно усиливать свои переговорные позиции – и она хочет сделать это при помощи России.

Однако Москва не собирается ни принимать участие в санкционном давлении на Тегеран, ни помогать Соединенным Штатам принуждать иранцев перезаключить ядерную сделку на выгодных для США условиях.

Ссориться с Ираном ради помощи американцам никто не хочет – даже помощи оплачиваемой (тем более по итогам заключения соглашения плата может не поступить). Да, у Москвы с США есть точки соприкосновения по Сирии – конституционная реформа, создание в стране баланса интересов всех великих держав. Однако для превращения точек соприкосновения в общую позицию сейчас слишком мало доверия и слишком много американских солдат, которые находятся на территории Сирии.

Дела внутренние

«Вмешательство России во внутренние дела США и ЕС».

Соединенные Штаты, конечно, понимают, что никакого вмешательства нет и не было. Россия не травила граждан Великобритании, не взрывала склады в Чехии и Болгарии, не приводила к власти Трампа и не организовывала хакерские атаки на объекты. Не дискредитировала западные вакцины и не провоцировала рост правых настроений в США и ЕС. Однако Вашингтону очень-очень нужно, чтобы Москва хотя бы частично в этом призналась. Не для того, чтобы получить какие-то новые основания для введения санкций против РФ – США их всегда найдет. А для того, чтобы переложить на Россию ответственность за целый сонм внутренних проблем в странах Запада – проблем, которые западные элиты не способны решить.

В свою очередь, Россия не собирается брать на себя вину за чужие ошибки и не допустит даже намека на это в итоговой декларации. Хотя бы потому, что это подорвет важнейший принцип российской внешней политики – уважение суверенитета третьих стран.

Вмешательство Соединенных Штатов в дела России. Тут Байден хочет и готов обсуждать с Владимиром Путиным целый спектр вопросов. Крым, Навального, российские парламентские выборы, отечественную псевдолиберальную оппозицию. Обсуждать и учить, как Москва должна действовать по всем этим пунктам.

Вообще-то Россия не раз говорила о том, что свои дела ни с кем обсуждать не готова. Однако, опираясь на слова Рябкова («традиционно готовы реагировать на любые постановки вопросов») и здравый смысл, можно предположить, что Россия эти вопросы готова обсуждать. В нужном для Москвы, естественно, ключе.

Так, Кремль готов выслушать, когда и при каких обстоятельствах США признают Крым – причем признают на безвозмездной основе. Россия не готова платить за такую услугу, ведь ее ценность, мягко говоря, невелика. Ну а что касается российских парламентских выборов, то тут можно только посоветовать Байдену внимательно посмотреть на то, как, кем и при каких обстоятельствах он сам был выбран в 2020 году.

Да, помимо этих спорных тем, есть и другие – борьба с терроризмом, нераспространение, сокращение ядерных вооружений. Там у США и России гораздо больше общего. Однако все эти темы неконкретны, а эффективное сотрудничество возможно лишь в рамках общей нормализации российско-американских отношений. Нормализации, которая невозможна до тех пор, пока Москва и Вашингтон не синхронизируют свою повестку по насущным и конкретным вопросам.

Геворг Мирзаян, доцент Финансового университета, ВЗГЛЯД

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх