Медвежий угол

35 330 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nata
    Правильно написано.Только надо учесть, что в большой стране и идиотов много и как правило они не тонут. Поэтому возни...Коронавирусная пр...
  • Томара Тычкова
    Как надо еще кричать, чтобы власти России услышали мольбу уголовников, подельников фургала, собравшихся в хабаровске ...Хабаровск – Пятый...
  • Владимир Штейнберг
    а для этого ледоруба не найдется!!!!Шендерович едет "...

Завыли над Арменией гиены

В апреле 2018, когда по Еревану и другим городам Республики Армения бегали толпы бунтовщиков в бумажных коронах на своих бараньих бошках, я, помнится, присела тиснуть реплику по поводу. 

Впрочем, чего там пророчить, если географическая карта ясно показывает: без покровительства России Армении останется лишь один выбор сделать: кому предпочесть отдать себя зарезать - туркам или азербайджанцам.

Завыли над Арменией гиеныМартирос Сарьян (1880-1972). Гиены. 1909 г.

Вот в чем Армении повезло, так это в том, что там наша военная база. Договор продлен до 2044 года. Тогда же, в год продления (2017), была создана Объединённая группировка войск России и Армении. Как пояснил министр Лавров, это означает, что любая внешняя угроза Армении будет рассматриваться как внешняя угроза для России.

А, значит, ни Турция, ни Азербайджан, как бы их амеры ни науськивали, не сунутся. - 

- говорила тогда и повторяю сейчас. А там посмотрим...

 

Так какое нам дело до Армении. Извините, а почему нам не должно быть дела до Армении, если до неё есть дело Госдепу США и нашим родным, отечественным фрондерам, мечтающим о "России без Путина" и евросчастье?
Кто бы ими ни оказался, но эти люди есть и, в силу достаточно высокого положения, на принятие решений у них влияние не шуточное.

Не хочу здесь проводить параллель с Украиной, хоть она и просится.
А недругам надо сказать отчетливо. Нам дело есть до всего, что может в будущем принести нам беспокойство. Мы имеем право свой мир беречь и охранять.
Дураки, по простоте своей подпевающие недругам, тоже должны это усвоить. Если что - выучить наизусть, понимание придет потом.
Но вот в чем Армении повезло, так это в том, что там наша военная база. Договор продлен до 2044 года. Тогда же, в год продления (2017), была создана Объединённая группировка войск России и Армении. Как пояснил министр Лавров, это означает, что любая внешняя угроза Армении будет рассматриваться как внешняя угроза для России.
А, значит, ни Турция, ни Азербайджан, как бы их амеры ни науськивали, не сунутся.
 Мне почему-то кажется, что они в курсе. В курсе ли Америка, вопрос. Но если им про этот пунктик известно, значит, раскочегаривать будут изнутри. Армянам ведь для запала много не надо. Достаточно будет почаще показывать в телевизоре гору Арарат. Двинуться их заставить не получится - Объединенная группировка войск России и Армении тому гарантия. Зато внутри страны психозу нагнать - запросто. Чем амеры и займутся сразу, как только поймут, что пытаться соблазнить Россию примером свободолюбивой Армении - дохлый номер.
Пашиняна пока будут откармливать. Держать в стороне, но кормить и отращивать ему большую хотелку. И так до тех пор, пока тот не выведет процесс на заданную орбиту, после чего херой будет отброшен как отработанная ступень ракеты-носителя.
Посмотрим. Наши ведь стоят там не для армян. Для себя, для нас. И так должно быть везде, куда простирается зона наших интересов. Хватит работать с людьми. Надо работать с территориями. Люди хотят денег, и сколько им ни плати, другие всегда могут дать больше.
Говорят, в Армении более 3,0 тыс. иностранных НКО, это на каждую тысячу населения по одной. Вся Армения живет на гранты, - чем не прокорм? Спрашивается: разве мы не можем дать больше? Можем. Только зачем нам проститутки?
Не надо работать с людьми, это ненадежно. Надо работать с территориями. И вкладываться в территории. Люди затем сами подтянутся, добровольно и бесплатно.
Наша военная база в Армении - самое надежное вложение. И пограничники там стоят российские, на всех границах: армяно-турецкой, армяно-иранской... везде наши, такой у нас с Арменией договор. Армения первая из республик бывшего СССР, с которой мы начали работать правильно, наш первый опыт. 
И, похоже, его скоро предстоит обкатать на практике.
Что-то вижу в этом роковое. СССР зашатался, когда начались нехорошие шевеления в национальных окраинах. И первый такой случился как раз в Армении - Нагорно-карабахский конфликт все помнят. Вернее сказать, в Азербайджане, ведь Нагорный Карабах был в составе Азербайджана. Из Азербайджана в Армению его привели Серж Саргсян и Роберт Кочарян, оба теперь уже побывали президентами Армении.
Вот такие пироги с карабахом.
Что пережила тогда Армения, страшно вспомнить. Вдобавок землетрясение возьми да и случись тогда, небывалое по числу жертв за всю историю - 25 тысяч погибших, почти столько же стали инвалидами и полмиллииона народу осталось без крыши над головой. Всем Союзом Спитак восстанавливали.
Сижу и думаю... Может, та точка на карте, от которой развал СССР начался, от неё же начнется и сборка?

 

Завыли над Арменией гиеныМартирос Сарьян (1880-1972). Чары солнца. 1908

Что здесь представляется мне важным подчеркнуть. Пока гиены, - кавказские, европейские, американские, - воют в нетерпении увидеть войну России с Турцией, мы ведь УЖЕ стоим в обороне. Стояли, стоим и стоять будем. Нас зовут, а "Мы тута!".
Помните анекдот про дурачка, который принял жопу Змея-Горыныча за пещеру и кричит, чтобы тот выходил драться? Вот так же и нашему Медведю в задницу целым хором орут как подорванные: выходи да выходи, Мишка, драться с великим султаном.

Пусть орут. 

Завыли над Арменией гиеныМартирос Сарьян (1880-1972). Горы Армении. 1923 г.

Армения, не бзди. Реально сунуться на нашу с тобой Объединенную группу войск никто не посмеет. 

 

Если уж чего и следует бояться, так это гражданской войны. Не дай бешеной подпиндосной подстилке Пашиняну её разжечь, когда обстоятельства будут его преступно к этому подталкивать.

Конституцией РА предусмотрен механизм выражения недоверия премьер-министру (см. ст.115). Но не во время чрезвычайного или военного положения. Так вот, когда ему будет этого не хватать дабы удержаться на посту - он постарается её разжечь. 

 

Поэтому не дай. Не дай. Ибо в таком случае единственое, что мы сможем сделать для Армении - это не пропустить сквозь границу интервентов. Что тоже, впрочем, немало.

В связи с чем хочется повторять и повторять:

Наша военная база в Армении - самое надежное вложение. И пограничники там стоят российские, на всех границах: армяно-турецкой, армяно-иранской... везде наши, такой у нас с Арменией договор. Армения первая из республик бывшего СССР, с которой мы начали работать правильно, наш первый опыт. 

Посмотрим. Наши ведь стоят там не для армян. Для себя, для нас. И так должно быть везде, куда простирается зона наших интересов.

 


Давненько мы не брали в руки дневников Достоевского.
Раз так, то к этому случаю вот:

 

.................
Россия не в одной только Европе, но и в Азии; потому что русский не только европеец, но и азиат. Мало того: в Азии, может быть, еще больше наших надежд, чем в Европе. Мало того: в грядущих судьбах наших, может быть, Азия-то и есть наш главный исход!

Я предчувствую негодование, с которым прочтут иные это ретроградное предположение мое (а оно для меня аксиома). Да, если есть один из важнейших корней, который надо бы у нас оздоровить, так это именно взгляд наш на Азию. Надо прогнать лакейскую боязнь, что нас назовут в Европе азиатскими варварами и скажут про нас, что мы азиаты еще более чем европейцы. Этот стыд, что нас Европа сочтет азиатами, преследует нас уж чуть не два века. Но особенно этот стыд усилился в нас в нынешнем девятнадцатом веке и дошел почти до чего-то панического, дошел до "металла и жупела" московских купчих.

Этот ошибочный стыд наш, этот ошибочный наш взгляд на себя единственно как только на европейцев, а не азиатов (каковыми мы никогда не переставали пребывать), -- этот стыд и этот ошибочный взгляд дорого, очень дорого стоили нам в эти два века, и мы поплатились за него и утратою духовной самостоятельности нашей, и неудачной европейской политикой нашей, и, наконец, деньгами, деньгами, которых бог знает сколько ушло у нас на то, чтобы доказать Европе, что мы только европейцы, а не азиаты.

Но толчок Петра, вдвинувшего нас в Европу, необходимый и спасительный вначале, был все-таки слишком силен, и тут отчасти уже не мы виноваты. И чего-чего мы не делали, чтоб Европа признала нас за своих, за европейцев, за одних только европейцев, а не за татар. Мы лезли к Европе поминутно и неустанно, сами напрашивались во все ее дела и делишки. Мы то пугали ее силой, посылали туда наши армии "спасать царей", то склонялись опять перед нею, как не надо бы было, и уверяли ее, что мы созданы лишь, чтоб служить Европе и сделать ее счастливою.

В двенадцатом году, выгнав от себя Наполеона, мы не помирились с ним, как советовали и желали тогда некоторые немногие прозорливые русские люди, а двинулись всей стеной осчастливить Европу, освободив ее от похитителя. Конечно, вышла картина яркая: с одной стороны, шел деспот и похититель, с другой – миротворец и воскреситель. Но политическое счастье наше состояло тогда вовсе не в картине, а в том, что этот похититель был именно тогда в таком положении, в первый раз во всю свою карьеру, что помирился бы с нами крепко-накрепко и искренно, и надолго, может быть, навсегда. За условие, что мы не будем ему мешать в Европе, он отдал бы нам Восток, и теперешний Восточный вопрос наш – гроза и беда нашего текущего и нашего будущего – был бы уже теперь давно разрешен. Похититель это сам говорил потом, и наверно не лгал, говоря, ибо ничего-то бы он не мог лучше сделать, как впредь быть с нами в союзе, с тем, чтоб у нас был Восток, а у него Запад. С европейскими народами он бы наверно справился и тогда.

Они же были слишком еще слабы тогда, чтоб нам помешать на Востоке, даже Англия.
Наполеон, может быть, и пал бы потом, или после его смерти династия его, а Восток остался бы все-таки за нами. (У нас тогда было бы море, и мы могли бы даже и на море Англию встретить.) Но мы всё отдали за картинку. И что же: все эти освобожденные нами народы тотчас же, еще и не добив Наполеона, стали смотреть на нас с самым ярким недоброжелательством и с злейшими подозрениями. На конгрессах они тотчас против нас соединились вместе сплошной стеной и захватили себе всё, а нам не только не оставили ничего, но еще с нас же взяли обязательства, правда, добровольные, но весьма нам убыточные, как и оказалось впоследствии.

Затем, несмотря на полученный урок, – что делали мы во все остальные годы столетия и даже доныне? Не мы ли способствовали укреплению германских держав, не мы ли создали им силу до того, что они, может быть, теперь и сильнее нас стали? Да, сказать, что это мы способствовали их росту и силе, вовсе не преувеличенно выйдет. Не мы ли, по их зову, ходили укрощать их междоусобие, не мы ли оберегали их тыл, когда им могла угрожать беда? И вот – не они ли, напротив, выходили к нам в тыл, когда нам угрожала беда, или грозили выйти нам в тыл, когда нам грозила другая беда? Кончилось тем, что теперь всякий-то в Европе, всякий там образ и язык держит у себя за пазухой давно уже припасенный на нас камень и ждет только первого столкновения. Вот что мы выиграли в Европе, столь ей служа? Одну ее ненависть!
(Достоевский Ф.М. "Дневники", 1881 год)
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх