Медвежий угол

35 772 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр
    Президент не прокурор,не судья и,даже,не следователь.Всегда проверяйте...
  • Александр
    А дворец то чей?Уже больше 10 лет строится и конца стройке не видно.Всегда проверяйте...
  • Александр
    Кто тебе такую глупость сказал?Всегда проверяйте...

«По ком плачет российская цензура»

Ещё раз добрый день, дорогие друзья.

 

«По ком плачет российская цензура»

И сразу в атаку.

Вчера российская актриса Юлия Ауг выпустила слезливое видео на тему возвращения 37 года, вступившись за своих коллег – Сашу Бортич, Яну Троянову и Варвару Шмыкову – которых за ролики в поддержку Алексея Навального кровавый режим на днях репрессировал. Страницу Шмыковой удалили с сайта центра Всеволода Мейерхольда, а Бортич и Троянову вообще вырезали – из промороликов телеканала ТНТ.

Юлия, вам слово. «Твою страницу могут убрать с сайта театра. К тебе могут прийти люди и пообещать, что если ты будешь продолжать говорить то, что ты думаешь, тебя могут уволить. Тебя могут снять с главной роли. В прошлом году после моего интервью Дойче Велле меня сняли за день до начала съёмочного периода с главной роли. Представляете, какой короткий исторический период мы прошли с того момента, когда мы начали открывать имена пострадавших от репрессий во время Большого Террора до того момента, когда мы опять возвращаемся к репрессиям и террору?!».

Спасибо, Юлия, десять ахеджаков из десяти, но для полноты картины давайте ещё посмотрим то самое интервью Дойче Велле, после которого вы и ваша профессиональная карьера российской актрисы обнялись и пожали друг другу руки на прощание.

Из лучшего:

- Лично для меня это был один из самых счастливых годов, но вокруг меня много чего происходит, и это очень печально и страшно.

- открыто заявляю, что Крым был аннексирован.

- я, скорее, язычница и воспитана на лучших образцах античности. Над теми, кто стесняется голого тела, довлеет христианская мораль (слово «довлеет» здесь употреблено неверно, но простим Юлию, она языческая актриса, в конце концов).

- против домостроя и патриархальных устоев.

- во мне нет ни капли русской крови. Мой папа наполовину швед, наполовину эстонец. Мама – еврейка. Очень хорошо понимаю эстонцев, которые не любят русских.

И ещё раз спасибо вам, Юлия, действительно, странно, что вас снимают с главных ролей в России.

Дорогие друзья, мы как-то уже писали, что затянувшийся период нулевых – середины десятых в российской массовой культуре, которая нередко по недосмотру спонсировалась из государственной казны, имел примечательную особенность. Культура условных юль серебренниковых не была ни национальной, ни интернациональной в том плане, что не сумела снискать ни любви массового зрителя внутри страны, ни широкого признания за её пределами. При этом, большинство артисток и режиссёрок обоих полов по инерции пользовались авторитетным титулом «деятеля российской культуры», который перешёл к ним от титанов советского театра и кинематографа.

Точнее, они его подобрали, когда он валялся бесхозный и обесцененный, где-то в середине девяностых – начале двухтысячных. В рамках приватизации, так сказать.

И беззастенчиво примерили на себя, решив, что этот новый титул даёт им достаточно оснований транслировать своё внутреннее «я» вовне, на широкую аудиторию. А мы с вами, дорогие друзья, точно так же по инерции некоторое время живо интересовались высказываниями новоиспечённых деятелей, надеясь разглядеть в них хотя бы намёки на гениев культуры из нашего прошлого.

Тех, которые в наших глазах заслужили себе право говорить от имени народа ещё до того, как завоевали себе славу на театральных подмостках. К ним относились, например, участники Великой Отечественной Войны – Юрий Никулин, Анатолий Папанов, Элина Быстрицкая, Алексей Смирнов, Иннокентий Смоктуновский, Владимир Этуш, Зиновий Гердт, Михаил Пуговкин, Сергей Бондарчук, Леонид Гайдай, Владимир Гуляев и ещё десятки известных артистов и режиссёров, впоследствии подарившие нам тот театр и кинематограф, которые мы сегодня хотели бы вернуть, но каждый раз на нашем пути до сих пор вставали то Юля Ауг, то Кирилл Серебренников, то левиафановские алкаши.

Забавно, но Россия и дальше могла бы закрывать глаза на их весёлый междусобойчик, веди они себя чуть поскромнее, но в последние пару лет творческое сословие решило поиграть на поляне, заходить на которую ему не стоило – и колесо истории вдруг крутанулось с неприятным скрипом.

В 2024 году, дорогие друзья, напомним, нас ждут самые интересные президентские выборы в новейшей истории страны. К этому времени в дееспособный возраст войдёт подрастающее поколение, на которое самозванцы от российской культуры решили сделать ставку, когда стало ясно, что взрослые россияне их мнение на токарном станке вертели.

Широкое мнение подрастающего поколения официальной социологией не изучается (в силу законодательства) и всегда остаётся некоторой загадкой – возможно, вы обращали внимание, что все официальные опросы начинаются с возрастной группы от 18 лет, обычно 18-24 года.

Собственно, нынешние «репрессии» – что в адрес культуры, что в адрес несистемной оппозиции в целом - во многом связаны с тем, что творческая тусовка перешла черту, попытавшись для яркой картинки вовлечь российских детей в серьёзные политические разборки взрослых. А этого нельзя делать, дорогие друзья, потому что Россия защищает своих детей. Это не пафосный образ, это просто редко озвучиваемый принцип выживания нашего с вами биологического вида. Мы на подсознательном уровне стремимся максимально обезопасить потомство и хотим, чтобы наши дети жили лучше нас с вами. Поэтому попытка качнуть подрастающее поколение в переворот и революцию при наличии довольно ярких примеров и их последствий из недавнего прошлого и вызывает сегодня такой отпор – как от представителей официальной власти, так и от подавляющего большинства рядовых граждан.

Возвращаясь к репрессированным Ауг, Серебренникову, Бортич, Трояновой и Шмыковой, которые ведут себя так, будто бы их уже заставили в чистом поле копать себе могилы зубочисткой, хотели бы порекомендовать им добровольно перестать позорить титул российских деятелей культуры. Не по их голове эта шапка, где бы они её ни нашли в смутные для нашей страны годы.

А если добровольно не получается, то советуем хотя бы расслабиться, когда настоящие представители российской творческой интеллигенции придут и аккуратно снимут этот драгоценный головной убор с их головы.

Возможно, поначалу будет холодно и непривычно, Юлия, но попробуйте примерить кастрюлю. Судя по всему, трагикомичные роли вам и вашим гораздо больше подойдут.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх