Медвежий угол

35 474 подписчика

Свежие комментарии

Технологии массовой глупости

Технологии массовой глупости

Не ходите, дети, на митинги гулять. Впрочем, увещевания не помогут и они снова пойдут, слишком много «инвестировано» нашими западными «партнерами» в этот протест — и это всего лишь разогрев перед 2024 годом.

Власть не только реагирует на несанкционированные акции прямо на улицах — злые чекисты фактически завершают разгром ФБК, как инфраструктуры протеста. Ежедневно по всем телеканалам кающиеся мальчики, которых ждут реальные сроки — но и они не подействуют, молодежь не смотрит телевизор. Расчет на родителей — и это единственный путь снизить количество малолеток на протестах за все хорошее против всего плохого. Если, конечно, родители не являются профессиональными революционерами (читай — тунеядцами), как та же Маргарита Юдина.

Кстати, при случае можете спросить у Юдиной, почему она вернулась из сытой и демократичной Германии на тоталитарную и нищую Родину — и если она вдруг (!!!) ответит честно, то вы много нового узнаете о демократии, да.

Тем не менее, полезно знать некоторые вещи, которые помогут вам или вашим близким избежать влияния толпы, если уж вы в ней оказались.

Итак, важно понимать, на чем всегда строится протест — и важно понимать, что у организаторов далеко идущие планы на вас лично, если уж вы там оказались.

Для организаторов хорошо, чтобы лично вы пострадали — и намного лучше, если вы погибнете.

Весь протест строится на законах социальной инженерии, основанных на нескольких «С» — эксперты выделяют от пяти до семи таких понятий. Это сенсация, скандал, страх, секс, смерть, смех, стресс — и каждую вашу эмоцию намерены использовать против вас самих.

Сенсация. Когда полиция хватает беременного мальчика или бьет женщину в живот — это сенсация. Обратите внимание, сколько людей с камерами или смартфонами на протестах — и любое неловкое действие правоохранителей моментально попадает в сеть в виде фотографий или ролика.

Если будет необходимо, то ролик обрежут, а фотографию заретушируют — материал должен нести характер, выгодный организаторам протеста.

Скандал. Обычно с него весь протест и начинается — в нашем случае был найден «дворец Путина». Уже по всем государственным телеканалам показали, что к Путину он отношения не имеет — более того, принять за дворец то, что там сейчас на самом деле находится, было бы верхом глупости. Но это и не нужно — маховик протеста запущен, а в стране слишком много людей без каких-либо зачатков критического мышления.

Со скандала начинается любая цветная революция — это самый необходимый элемент, раскачивающий ситуацию и переводящий ее из ощущения недовольства властью в область практических действий против власти — так было в Ливии, Сирии, Египте, Тунисе, Алжире, Украине, Грузии и в десятках других стран.

Организаторам плевать, что эти технологии уже общеизвестны — они рассчитывают на вас, потому что «это другое». «Это другое», — объяснялось киргизам, украинцам, грузинам и прочим ливийцам — но посмотрите на результат, который всегда одинаков: разрушение страны, падение экономики и бегство квалифицированных кадров в более благополучные страны.

На подготовку одного врача уходит до десяти лет и куча денег. Те 80 тысяч украинских врачей, навсегда выехавших в другие страны, достались соседям совершенно бесплатно — и работать эти врачи будут за цену куда ниже, чем местные эскулапы. Вот это реальная цель организаторов — развал страны и эксплуатация ее ресурсов, от нефти и угля до технологий и людей.

Страх. Один из самых сильных мотиваторов, заставляющих людей объединяться в толпе — и если толпа видит, что самые «смелые» начинают бросать бутылки с зажигательной смесью в полицию, а их при этом не останавливают самым жестким образом — будьте уверены, что скоро вся толпа будет этим заниматься. Мы видели это на Майдане в Киеве в начале 2014 года — а когда уже вся толпа кидает коктейли Молотова, отдельных провокаторов вылавливать уже бесполезно.

Страх всегда двулик — сначала это страх остаться один на один против государственной машины, потом — страх оказаться не таким, «как все». Не таким «патриотичным», не таким революционным, не таким бескомпромиссным. Именно это цементирует толпу в единое целое, заставляя в минуты возводить баррикады, бить правоохранителей — а если понадобится, то и стрелять, неважно в кого.

Секс. Это то, без чего протест в принципе невозможен, ибо секс тоже одна из сильнейших базовых эмоций и потребностей любого человека. Сублимация сексуального влечения весьма разнообразна по форме, но всегда направлена на самые низменные инстинкты конкретной личности.

«Я девочка, я хочу кружевные трусики и в ЕС» — это оно самое. Юный идиот, показывающий голую задницу, взгромоздившись на памятник в Новосибирске — тоже сублимация секса. Как и FEMEN с голыми сиськами, заголяющиеся при любом удобном случае. Пусси, скачущие в храме, а до этого занимающиеся групповым сексом в публичном музее. Павленский, приколачивающий причинное место к брусчатке Красной площади — все это проявления сексуальной сублимации, эксплуатация сексуальной энергии, особенно у самых молодых.

Смерть. Это тот самый желанный итог, ради которого организаторы и затягивают на протест вас и ваших детей. Это то, что легче всего монетизировать в политическую выгоду — и поверьте, организаторам глубоко плевать на вой родных, скорбящих по убиенному чаду или глупому отцу семейства: более того, этот вой они тоже легко монетизируют и сделают существенной частью пропаганды против вас самих.

Смерть необратима и тем самым сакральна. А раз так, то необходимо создать очередную «Небесную сотню», которая и должна стать тем рычагом, которая сковырнет власть — и совершенно неважно, что примерно половина «Небесной сотни» в Киеве не имела отношения к Майдану и событиям на нем. Куда важнее способность легендирования новых героев, отдавших жизни «за нашу и вашу свободу», даже если все эти смерти устроены самими проститующими.

Смех. Все эти мемчики, «бункерный дед», котики с соответствующими надписями. По сути, это целая индустрия, призванная раскачать общество, убивая при этом ценность собственного государства в ноль. Уехавшие навсегда в другие страны медики будут потом, а сейчас главное — хорошая тусовка. Все эти прыжки многотысячной толпы под речевки «Хто не скаче, той москаль!» сродни модной дискотеке, в которой смех уместен и необходим, как часть культурной программы — и, кроме того, смех расчеловечивает оппонента. Неважно кого — собственную власть, русских, государство или «сепаратистов». Кто забыл — вспомните «жареных колорадов» в меню некоторых украинских ресторанов после событий в Одессе.

Стресс. Одно из самых сильных чувств в толпе. Тревожность, перемешанная со страхом перед государственной машиной, которая мелет медленно, но неотвратимо — и если организаторы это отчетливо осознают, то у молодежи просто нет для этого жизненного опыта. Они улавливают общее настроение, которое заставляет их вовлекаться в события, а для вовлечения как раз и предусмотрены провокаторы, заводящие толпу и накачивающие ее эмоциями.

Когда все компоненты уже задействованы, возникает эффект эмоционального заражения, который выключает способность мыслить адекватно — и отсюда многочисленные попытки тарана полиции и гаишников личными автомобилями протестующих в той же Белоруссии. Это просто классический пример, когда эмоциональное заражение действует уже после разгона толпы или мирного завершения акции — народ расходится, а заражение заставляет действовать дальше.

Понятно, что потом оно спадает. Более того, после возбуждения обязательно последует депрессия, помноженная на страх перед наказанием по закону — в результате мы и видим на экранах тех самых Лакеевых, бормочущих, что «они раскаиваются и больше никогда не будут».

Для власти совершенно неважно, раскаивается ли Лакеев и будет ли он еще протестовать — главное, что он послужит наглядным уроком для остальных. Десятки людей с Болотной это поняли только тогда, когда поехали отбывать реальные сроки — и тысячи людей, которые отбывать сроки не поехали, осознали, что больше никогда не выйдут на протесты. У них есть пример, что бывает в результате.

Для ядра протестов убежденных городских сумасшедших слишком мало. Следовательно, надо сделать ядром тех, кто еще ничего не понимает в жизни — именно поэтому 23 января там было столько детей. Для большинства это была прикольная тусовка — но если кто-то переступил грань закона, будучи несовершеннолетним, то отвечать за это придется родителям.

31 января будет новая попытка. После нее будут еще и еще — и сейчас крайне важно отсечь от этой «прикольной тусовки» детей, пересажав тех, кто зовет их на акции протеста.

Политика — дело взрослых. Любой, кто втягивает в политику ребенка, должен подвергнуться остракизму, причем в самой жесткой форме. Иначе мы рискуем увидеть не только гульфикюгенд, но и кучу других югендов — благо, политических сил и движений в России хватает.

Не ходите, дети, на митинги гулять. И посылайте тех, кто вас туда зовет.

Олег Лавров

Картина дня

наверх