Медвежий угол

35 326 подписчиков

Свежие комментарии

  • Борис Тросницкий
    Это КОНКРЕТНЫЕ санкции )Сибиряки, преклон...
  • Виталий Подупейко
    И в Средней Азии, Прибалтике, Кавказе, Белоруссии тоже евреи? Об Украине не говорю, там согласен.Я знаю 2 закона, ...
  • Михаил Видонов
    В войска не санкции?Сибиряки, преклон...

«Немецкий офицер сказал нашему офицеру: « Надо стреляйт! »

 - как немцы и русские навели порядок в Чехословакии в 1968 году
В 1939 году, за очень небольшой срок, немецкая армия взяла контроль над всей Чехословакией. Конечно, главной причиной тому послужил "Мюнхенский сговор", который развязал руки Вермахту. Но сегодня мы поговорим, о других событиях, где немцы противостояли чехам, которые произошли уже после Великой Отечественной Войны...
«Немецкий офицер сказал нашему офицеру: « Надо стреляйт! »

Владимир Аникин служил срочную на Украине, в роте материально-технического обеспечения при военном аэродроме. В конце августа 1968-го их вечером подняли по тревоге, раздали личное оружие с боекомплектом, загрузили в транспортные самолёты. Куда летят – никто из солдат не знал.

После приземления всю ночь разгружались, а с рассветом – строили палаточный городок неподалёку от взлётной полосы. Постоянно прилетали и улетали другие транспортники. Из них выгружались военнослужащие ВДВ со своей техникой и быстро куда-то уезжали.

Обстановка на аэродроме и отношения с местным населением

В 1968 году в охваченную антисовесткими беспорядками Чехословакию были введены войска СССР и других стран Варшавского договора. В том числе – подразделения Национальной народной армии ГДР. Очевидец тех событий вспоминает о совместных с немцами действиях в Чехословакии.

Днём всем стало понятно, что это заграница, какой-то небольшой аэродром в провинции. Из здания неподалёку вышли сотрудники аэродрома и молча наблюдали за происходящим. К вечеру местных прибавилось, и с их стороны стали проявляться недружелюбные действия: выкрики, неприличные жесты.

Вечером на аэродром заехало 2 мотоцикла, и молодёжь, сидящая на них, стала бросать камни и бутылки в самолёты. Солдатам приказали убрать хулиганов, но ни силу, ни оружие при этом не применять. С большим трудом это удалось сделать.

Воду для полевой кухни и прочих нужд стали набирать из ближайшего ручья, но уже через день она была испорчена. Местное население стало специально гадить в ручей выше по течению: бросать туда нечистоты. А если солдаты хотели набрать воды в соседнем городке – как только начинали набирать, вода в колонке тут же кончалась. Переезжали на другое место – то же самое.

Работники аэродрома не пускали солдат в туалет, расположенный в здании, поэтому приходилось бегать в лесополосу, что вызывало радость и насмешки местных. А когда начали рыть ямы для солдатских туалетов – пришёл некий местный начальник и в категоричной форме потребовал этого не делать.

«Немецкий офицер сказал нашему офицеру: « Надо стреляйт! »

Протесты в Чехословакии. Фото в свободном доступе.

Его послушали, так как имели строгий приказ: ни силы, ни оружия не применять, и в любой ситуации проявлять дружелюбие. Но местное население стало наглеть. Как только наступал вечер – вновь начинались оскорбительные крики, в сторону самолётов и палаточного городка летели камни, бутылки и палки.

В соседнем городке организовали патрулирование. Вскоре двое солдат-патрульных исчезли, и их так и не нашли. Всем было ясно: солдат, скорее всего, убили и закопали местные.

Прибытие немцев

Через несколько дней в городок пришла колонна армии ГДР. Аникин был в патруле и видел её вход в город. Сначала – мотоциклисты с пулемётами, затем грузовики с солдатами. В центре колонны – легковушка с офицерами. Спереди и сзади колонны – бронетранспортёры с пулемётчиками наготове.

Немцы въехали на площадь, рассредоточились по ней и прилегающим улицам. Вышел старший офицер, осмотрел окрестности, сверился с картой. Указал, в каком доме разместить штаб, а в каких – личный состав. Солдаты тихо сидели в машинах, не было никакого движения, все ждали. Как только были отданы команды, работа закипела. Солдаты вежливо, но настойчиво изгоняли из домов местных жителей и заносили туда разборные железные кровати и прочее своё имущество.

К старшему офицеру привели группу солидных мужчин – видимо, из местной мэрии. Тот по-немецки отдал им краткие указания. Так как дискуссией и не пахло, городское начальство послушно отправилось их выполнять.

Заметив советский патруль, немецкий офицер подошёл, поздоровался, осведомился по-русски, кто они, и пошёл доложил старшему. Старший офицер, отпустив местное начальство, в сопровождении этого переводчика и мотоциклистов с пулемётами поехал на аэродром. Солдатам неизвестно, о чём он говорил с нашими командирами. Но через пару часов после его приезда чехи привезли трубы и до вечера проложили водопровод из здания аэродрома в палаточный городок, а также привезли колотых дров.

«Немецкий офицер сказал нашему офицеру: « Надо стреляйт! »

Солдаты Национальной народной армии ГДР. Фото в свободном доступе.

ЧП на аэродроме

Провинциальный аэродром был огорожен только со стороны города. И этим пользовалась местная хулиганствующая молодёжь. Каждый вечер чехи гоняли на мотоциклах по взлётке и издевались над нашими солдатами, которые пытались их выдворить, не применяя силу.

На третий вечер после появления немцев, на аэродром въехала легковушка с четырьмя хулиганами. Они кидались чем попало в самолёты, гоняли по взлётке. Вытеснить их уговорами и приказами, без применения силы, никак не удавалось. Чешский персонал аэродрома с радостным смехом наблюдал за "финтами" этого автомобиля.

Однако на этот раз хулиганы заигрались – они сбили двух солдат, сильно их травмировав. Даже в этой ситуации наши не могли ничего поделать – стрелять ведь категорически запрещалось. Но тут на аэродром въехал немецкий патруль на двух мотоциклах. Чехи, увидев это, бросились удирать по крайней взлётке. По параллельной полосе за ними погнался один мотоцикл. Отъехав подальше – чтобы не зацепить кого-то случайного, немецкий пулемётчик прошил очередью автомобиль, сразу застрелив двух хулиганов. Двое других выскочили из остановившейся машины и бросились наутёк.

Пулеметчик дал две короткие очереди по земле – справа и слева от беглецов. Один остановился и поднял руки. Другой продолжил убегать, пытаясь петлять, поэтому пулемётчик срезал его, а потом, для надёжности, прошёл очередью по уже лежащему телу. Первого немец поманил к себе криком «ком, ком». Тот пошёл к нему, громко рыдая.

С другого мотоцикла по рации уже доложили обо всём начальству, и на аэродром приехал немецкий старший офицер. Он осмотрел место ЧП. Сбитые машиной хулиганов советские солдаты были ранены, и им оказывали помощь: накладывали шины, бинтовали. Немецкий офицер сказал нашему офицеру : «надо стреляйт».

Его солдаты тем временем всех находящихся в аэропорту чехов выгоняли на улицу. Офицер отдал построенным перед ним служащим аэропорта краткие указания на немецком, и всё зашевелилось. Приехала пожарка и утащила подбитую пулемётчиком машину. Прибыли трое местных полицейских. Младшие из них увезли тела хулиганов, а старшего забрал с собой немецкий офицер. Приехал экскаватор и перерыл все въезды в аэропорт, а заодно и вырыл яму под солдатский туалет, которую ранее чехи не давали делать.

О том, где воевала немецкая армия после Второй Мировой Войны, можно читать здесь.

Наутро прибыла бригада плотников-чехов, и под руководством немецкого унтера выстроила добротную сторожевую вышку. Ей наши так и не стали пользоваться. Но эту вышку было видно издалека, и она производила на чехов дисциплинирующее воздействие.

Неделю спустя к аэропорту приблизилась толпа с плакатами и громкоговорителями, начав скандировать: «убирайтесь домой», в адрес советских граждан и выкрикивать оскорбления. Наш офицер послал солдата на вышку – посчитать, сколько народа участвует в демонстрации, и сверху оценить, как и что. Увидев солдата, взбирающегося на вышку, чехи быстро разошлись: боялись, что по ним начнут стрелять.

Никаких ЧП на аэродроме больше не было.

«Немецкий офицер сказал нашему офицеру: « Надо стреляйт! »

Плакаты протестующих в Чехословакии, 1968 год. Фото в свободном доступе.

Немецкий порядок в чешском городе

В городке тоже с приходом немцев порядка прибавилось. До этого из-за заборов и кустов в наших патрульных солдат часто летели камни. Получить камнем по спине было обычным делом.

Советские солдаты не имели права стрелять. А немецкие – отвечали на такие действия автоматной очередью. Поэтому вскоре после введения совместного патрулирования хулиганство прекратилось.

Чешский градоначальник каждое утро ждал старшего немецкого офицера перед его домом для получения указаний. Тот выходил, приказывал ему что-то, иногда вёл к себе в штаб. В назначенные часы городские кафе превращались в солдатские столовые для немцев – те заходили и организованно питались в них.

Осенью в палатках стало холодно, советские солдаты начали болеть. Немцы предложили нашим занять под казарму местную школу. Советский командир ужаснулся: а где дети будут учиться? Немец ответил, что эту проблему пусть решает местная мэрия – это её дело, а наше дело – позаботиться о солдатах (этот разговор Аникин передаёт со слов связиста, который при нём присутствовал). Но советский офицер, конечно, не посмел занимать школу или какое-либо другое здание. Поэтому солдаты продолжили жить и простужаться в палатках до конца ноября, пока их не вывели в Союз.

 

«Немецкий офицер сказал нашему офицеру: « Надо стреляйт! »

Колонна немецких войск в Чехословакии, во время "настоящей" оккупации в 1939 году. Фото в свободном доступе.

В чем же мораль сей "басни"?

Я думаю, что чехи уважительно относилось к немцам и выполняли их требования без пререканий. Немцы же могли применять силу, и всё делали с такой уверенностью в своём праве распоряжаться, что местное население им подчинялось, даже не думая устраивать саботаж и провокации, как в отношении советских солдат.

Немецкая оккупация в то время им ещё оставалась привычной и понятной. Хотя может быть, это лишь мои домыслы, и всё дело лишь в простом применении силы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх