Лукашенко открыл информационный фронт

Белоруссия намерена пересмотреть отношения с российскими телеканалами

Президент Белоруссии распорядился отказаться от российских информационных платформ. Он утверждает, что СМИ соседней страны настроены враждебно и угрожают суверенитету страны. Местные медиаэксперты с президентом согласны, но не видят в государственной прессе потенциала для отражения информационных атак.

«Пора уже отходить от каких-то там зарубежных платформ. Далеко не все, что там есть, хорошего качества. Нужно больше своей телепродукции.

Когда мне говорят, что Марков (Марат Марков, глава канала ОНТ. – «НГ») сидит на платформе ОРТ, я этого просто не понимаю», – возмутился Александр Лукашенко в ходе совещания с руководителями государственных СМИ. Он распорядился в ближайшее время решить эту проблему и сделать белорусские телевизионные каналы белорусскими.

«Наше пространство, наше телевидение, наш телевизор, наш канал ОНТ (и неплохой). Это наше», – сказал он. Что касается сотрудничества с российскими каналами, то их условия должны быть пересмотрены, следовало из сказанного Александром Лукашенко. «Платите деньги, как мы там, спросите разрешения, дайте свой товар, продукт, мы посмотрим – может быть…» – изложил белорусский президент те требования, в соответствии с которыми необходимо выстроить отношения с российскими каналами, транслирующимися в Белоруссии.

Большая часть совещания прошла за закрытыми дверями, однако из тех высказываний президента, которые транслировали официальные СМИ, следовало, что «российские СМИ искажают информацию и вредят взаимной торговле. Разительное в нашу пользу отличие наших СМИ от российских состоит в том, что мы гораздо честнее, чем они. Там фейковое изложение той или иной темы. Белорусские СМИ, слава богу, правдиво излагают ту или иную тему или информацию». «Мы же сегодня торгуем с Российской Федерацией, и что значат информационные вбросы по поводу, допустим, какого-то некачественного товара из Беларуси, особенно продуктов питания? Людей это настораживает», – полагает Лукашенко.

СМИ в целом Александр Лукашенко считает «оружием массового поражения». «Расчехлить» и подготовить его нужно, поскольку его страну ждут непростые времена. «Нас ожидают еще более сложные вещи, которые просто будет трудно опровергать, по крайней мере в коротком промежутке времени. Эта неправда, ложь выкашивает целые слои восприимчивого населения, делая их беззащитными перед своим разрушительным воздействием. Поэтому информационное противоборство сейчас играет особую роль», – считает он. Как следовало из сказанного, информационных фронтов у Белоруссии несколько. «Беларусь со всех сторон пронизана различными медийными потоками, многие из них откровенно деструктивны», – сказал он. В спину Белоруссии стреляют не только противники (Запад), но и союзники (Россия), заявил президент Белоруссии.

В белорусском медиапространстве заявления Лукашенко вызвали активную реакцию. Дело в том, что о необходимости реформировать систему госСМИ, в том числе и для того, чтобы вывести страну из российского информационного поля, эксперты говорят давно. На белорусских каналах местной информации максимум 30%. Остальное – российские новости, шоу, сериалы. Однако любые ограничения российского контента в условиях той активной интеграции, которую вели союзницы, властям сложно было объяснить с точки зрения политики, чтобы не вызвать при этом негативную реакцию в Москве.

Нынешняя смелость Александра Лукашенко, распорядившегося «слезть» с российских платформ, вероятно, связана с тем, что союзные отношения дали трещину и настолько плохи, что уже не до политеса, рассуждают эксперты. Интеграция стала угрожать потерей независимости страны и личной власти Лукашенко, что вынудило его выбить из рук ослабевшей оппозиции знамя борца за независимость и суверенитет. Теперь статус борцов за независимость госСМИ должны отобрать у местных негосударственных СМИ, распорядился президент Белоруссии.

Впрочем, медиаэксперты в успехе госСМИ сомневаются. Журналист и писатель Виктор Мартинович считает, что в условиях несвободы госСМИ не могут быть ни эффективными, ни креативными, ни влиятельными. Белорусские госСМИ живут в соответствии с двумя неписаными принципами: «как бы чего не вышло» и «вы же сами понимаете», рассуждает он. «Зачем смотреть такие СМИ? Зачем их читать? Чтобы удивляться глубине чужих прогибов? Пытаться что-то понять из недомолвок?» – задается он риторическим вопросом. «Когда душишь своих, развиваться начинают чужие», – пишет он в авторской колонке по поводу причин, которые мешают в Белоруссии развиваться отечественному контенту. Пока власти усиленно боролись с местными частными СМИ, информационное пространство завоевывали российские.

Как экономические эксперты рекомендуют уравнять в правах частные и государственные предприятия, так медиааналитики советуют поступить и со СМИ – приватизировать и выдавать дотации всем на одинаковых условиях. «Ни одна из передовых европейских стран, соизмеримая с Беларусью, не делает ставки на государственные СМИ. Там СМИ качественные не за счет преференций государственным, а за счет конкуренции, и если с качеством возникают проблемы, то их решают за счет усиления конкуренции», – комментирует ситуацию белорусский журналист, издатель интернет-газеты «Наша нива» Андрей Дынько.

Лукашенко же никогда не решится на то, чтобы выпустить из рук «идеологические вожжи», а значит, вероятность выиграть информационную войну у госСМИ ничтожна, констатируют эксперты.

Минск

Фото с сайта www.president.gov.by

Источник

Гражданка США Пушкина не унимается, сенаторы хотят протащить антисемейные нормы под видом «дебоширства»

 
 

Неугомонная Оксана Пушкина в преддверии конца своей думской гастролей намерена честно доиграть роль иностранного агента в российской Госдуме и снова грозится внести в палату законопроект о насилии над семьей (далее СБН).

Шансов на успех у феминистки немного — впрочем, некоторым важен не столько результат, сколько процесс, особенно когда на него выделяются гранты Евросоюза. Между тем, активность Пушкиной может служить отвлекающим маневром, и СБН могут протащить по обходной схеме, введя ответственность за т.
н. семейно-бытовое дебоширство.

Вот чем Оксана Пушкина поделилась с подписчиками своей соцсети:



«Делюсь небольшим инсайдом по нашему законопроекту. Ждем из Екатеринбурга членов рабочей группы, которые участвовали там в семинаре о профилактике насилия над женщинами. И уже на следующей неделе мы встречаемся, чтобы обсуждать финальную версию текста законопроекта о профилактике домашнего насилия, которое выносим на первое чтение, в самое ближайшее время! Настрой у всех боевой, все дожмем до результата, как бы не шипели наши оппоненты.

Они и сами это понимают, остается только беспомощно огрызаться. Коллеги говорят, отец Димитрий Смирнов сегодня в очередном эфире рассказывал, что "Пушкина ругается матом, это грех". Оскорбление миллионов российских женщин, называя их "бесплатными проститутками" грехом, видимо, не считается, ну да и бог с ним, со Смирновым. Для чистоты вопроса — да, я действительно разговариваю со всеми оттенками русского языка.

Более того, некоторые вещи просто не заслуживают цензурных выражений. Мне кажется, что гораздо больший грех — публично критиковать и саботировать закон, который спасет тысячи жизней. Но некоторые люди, называющие себя "православными", этим, увы, не гнушаются, даже когда выясняется, что очередная убитая мужем женщина дважды забирала заявления о побоях — как это произошло на днях в Подмосковье.

Но закон будет, мы уже на финишной прямой, с которой не собираемся сворачивать. А пока запустили еще одну важную историю по проекту "ТыНеОдна", хотим собрать всероссийскую базу социальных проектов по домашнему насилию и шелтеров для жертв.

Ситуация не самая позитивная — например, государственных кризисных центров у нас в России мы пока насчитали всего 15 на всю страну, а в маленькой Швеции например, где даже уровень насилия гораздо ниже, таких убежищ больше 200. Но успешные практики есть и у нас, будем их собирать, анализировать, чтобы тиражировать на федеральном уровне лучший опыт)».

Чтобы было понятно: речь идет об очередном феминистском семинаре в Екатеринбурге, проводимом, судя по всему, на европейские гранты, в котором участвовали гендерные активисты из ЕС и подельницы Пушкиной по продвижению СБН.

Подобные сборища проводятся регулярно по всей стране под предлогом «сотрудничества в области реализации Национальной стратегии действий Российской Федерации в интересах женщин на 2017-2022 годы» между Советом Европы, Уполномоченным по правам человека в РФ, Министерством труда и социальной защиты, при поддержке Министерства иностранных дел.

Кстати, на том же семинаре в Екатеринбурге, которым хвалилась Пушкина, представительница ПАСЕ Роза Бьорк Бринъольфсдоттир внаглую потребовала от России «выполнить свои обязательства» и ратифицировать Стамбульскую конвенцию по защите женщин от домашнего насилия», на что представитель российского МИДа Екатерина Горбатова ответила, что продвижение Стамбульской конвенции «не является целью проходящего семинара», а само соглашение является «спорным документом». Россия не присоединяется к Стамбульской конвенции, так как мы рассматриваем ее как неконсенсусный документ», — сказала дипломат.

Впрочем, феминистки зря стараются. Все наши неофициальные источники в Думе говорят о том, что вопрос о «сливе» законопроекта об СБН неофициально решен в пользу консервативного большинства: в этом вопросе власть сделала правильные выводы из выступлений Патриарха и руководителей мусульманской общины после массового возмущения родителей, сотен тысяч писем, множества пикетов и митингов.

Мало того, даже некоторые бывшие сторонники законопроекта перешли на сторону народа — возникшее в обществе возмущение планами пушкиных «изменить ментальность» россиян побудило их прочитать текст законопроекта об СБН и ужаснуться, а не судить по постановочным шоу Ксюш Собчак. В числе таких людей, например, главред RT Маргарита Симоньян.


«Почитала я тут знаменитый законопроект о домашнем насилии.
И у меня вопросы.

Все мы знаем, что одна из главных проблем отношений нас с вами с родным государством — размытость формулировок разнообразных законов и указивок. Возможность любых толкований этих указивок — на вкус тетечки из опеки, участкового, прокурора, судьи.
И вот хочу я понять, зачем в этом законопроекте в первых же абзацах немыслимо размытые формулировки? Почему нельзя определить, что домашнее насилие — это именно НАСИЛИЕ, то есть побои, истязания, изнасилование и т.п.

Я, к примеру, против любых физических наказаний детей, даже любимых противниками гражданских браков шлепков или популярного "поставить в угол".

Помню, в американской школе я была потрясена тем, что нас, прогулявших уроки, заставили час сидеть, придвинув парту вплотную к стене, лицом к этой стене. Мне это показалось самым настоящим физическим насилием.

Но вот угроза причинения имущественного вреда, которая в новом законе тоже определена как домашнее насилие, — это что такое?
Если Тигран скажет нашей дочери: "Будешь показывать язык, заберу у тебя твои лолы", — он что, домашний насильник?
Исходя из дословных формулировок законопроекта, да, насильник.

Мы что, уверены в том, что не найдется в стране мстительного разведенного папаши, который, договорившись, с кем надо, использует эти формулировки, чтобы запретить бывшей жене видеться с детьми, потому что она сказала сыну: "Если не сделаешь уроки, заберу айпад!" — то есть применила к сыну угрозу причинения имущественного вреда?
Обязательно такой папаша найдется. И все у него получится. По закону. Вот увидите.
В итоге, эффект от закона будет обратным.

Пожалуйста, поменяйте эту нелепую формулировку».

Именно в такую ловушку, как Симоньян, попадают большинство лиц, ратующих за СБН просто на основании его названия и телесюжетов, не вдаваясь в суть. Причем это касается не только юных впечатлительных девушек. Экспертам ОУЗС не однократно приходилось сталкиваться на эфирах и в публичных дискуссиях с лицами, имеющими докторские степени по юриспруденции и при этом не потрудившимися изучить материал.

В патриотических сетях это называется «синдромом Исинбаевой» (спортсменка призналась Президенту, что она прочитала Конституцию только после того, как ее взяли в рабочую группу по изменению основного закона). Такими людьми легко манипулировать — чем, собственно, и занимаются Пушкина и ее группа поддержки.

Сейчас, когда все больше людей, подобно Симоньян, начали вникать в суть лоббируемых пушкиными «изменений ментальности», можно с уверенностью говорить: законопроект завис, и как бы ни пыжились лоббисты, будет отправлен в корзину, по крайней мере, на нынешней сессии (которая, по слухам, может стать последней для действующей Думы).

Но это вовсе не значит, что нам можно расслабиться и почивать на лаврах. Количество людей, особенно молодежи, одурманенных фемпропагандой, продолжает оставаться значительным, ЕС, Юнисеф и прочие глобальные агенты перемен продолжают финансировать свою «пятую колонну» в России, а лоббисты из Думы и Совета Федерации никуда не делись и, проиграв лобовое столкновение с народом, придумывают обходные маневры. Среди таких маневров — инициатива ряда сенаторов из числа лоббистов СБН во главе с вице-спикером СФ Галиной Кареловой ввести в КоАП ответственность за «семейно-бытовое дебоширство».

Как и основной законопроект об СБН, эта инициатива проталкивается не первый раз.

Согласно старому законопроекту 2016 года Носова-Куликова, предполагалось привлекать к административной ответственности членов семьи за «скандал в месте проживания или пребывания семьи», сопряженный с использованием нецензурной брани и причинением материального вреда. То есть битая посуда и нецензурное слово, сказанное в домашних условиях, грозили по проекту штрафом или обязательными работами.

Экспертный центр Общественного уполномоченного по защите семьи тогда оперативно отреагировал на этот законопроект, подготовил критику, и с помощью патриотических ресурсов был организован поток обращений в Думу против предлагаемых изменений. Дело в том, что действующее законодательство предусматривает все необходимые составы для противодействия насилию и оскорблениям, в том числе в семье.

Так, любое причинение физической боли запрещено (ст. 6.1.1 КоАП, ст. 116.1 УК РФ и др.). А в КоАП есть нормы о запрете оскорбления: «Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» (ст. 5.61 КоАП). В итоге правовое управление Думы дало отрицательное заключение на этот проект, и он был благополучно отклонен.

Новая версия законопроекта пока не опубликована. Тем не менее, есть все основания полагать, что суть определения дебоширства не изменилась. Главная претензия экспертов родительских организаций к новому законопроекту в том, что он нацелен именно на семью и повышает санкцию (по сравнению со ст. 5.61 КоАП, в которой максимальный штраф до 3 тыс.р.) именно для членов семьи, вводя возможность ареста до 15 суток!

Так что этот проект имеет чисто антисемейную направленность. Общественники призывают писать в Думу и в Совет Федерации письма против этого законопроекта.

Источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх