Медвежий угол

35 806 подписчиков

Свежие комментарии

  • Жувагин Игорь
    Правильно, рабочий носил себя на завод, крестьянин - на поле, и - производили, производили, производили...Мнение Павла Груд...
  • Александр Григоров
    себе он счастья халявного хочет ...а народ для него лишь инструментМнение Павла Груд...
  • Андрей Сергеевич
    Не знаю как Лещенко, например Кобзон очень многим помогал."Мне жаль людей, ...

Чиновники в доле? Хроника уничтожения пенсионеров

Чиновники в доле? Хроника уничтожения пенсионеров

 

Название соцучреждения для немощных и брошенных стариков, сгоревшего в башкирской деревне Ишбулдино (пятьсот жителей, юго-восток республики, на границе с Челябинской областью, 245 км по прямой от Уфы, 35 км от Магнитогорска), сейчас выглядит чудовищной насмешкой – "Дом милосердия", так оно именовалось.

Во вторник, 15 декабря, около половины третьего ночи (по местному времени) там вспыхнул пожар – по предварительным данным, из-за неосторожного обращения с огнём. К моменту прибытия МЧС деревянный одноэтажный дом с жилой мансардой (9 на 8 метров в плане) представлял собой в буквальном смысле факел. Только к половине пятого утра огнеборцам удалось справиться с открытым горением, полная ликвидация была объявлена спустя полчаса.

Сгорели заживо одиннадцать стариков – четыре женщины, семеро мужчин, самому пожилому из них было восемьдесят лет, самому младшему - шестьдесят.

Трое постояльцев спаслись – как и 15-летняя дочка хозяйки пансионата, которая в ту ночь присматривала за ними. Они успели выскочить на улицу, на 18-градусный мороз, получили обморожения, но – выжили.

 А чиновники-то, кажется, врут, что ничего о доме престарелых не знали!

Местные власти – от муниципалитета до республиканского министерства труда и соцзащиты – сейчас сильно удивляются в комментариях для СМИ даже самому факту существования этого частного соцучреждения.

Мол, такой объект в качестве дома престарелых вообще не значился.

 

В администрации Абзелиловского района уточнили, что это был центр соцобслуживания населения, «работавшее в соответствии с зарегистрированным видом деятельности», а круглосуточно люди там находиться никак не могли.

А ведь это – либо самый, что ни на есть, циничный обман, либо – тамошние чиновники просто не владеют ситуацией на своей территории.

Вот, что удалось выяснить Царьграду с помощью своих источников и открытых данных.

43-летняя жительница деревни Махмутово (почти двести километров от места расположения пансионата) Расима Махиянова стала официальной владелицей дома, в котором разместился позже пансионат, в 2018-м.

Чиновники в доле? Хроника уничтожения пенсионеровМахиянова сейчас задержана. Присоединяться ли к ней подельники - пока что вопрос. Фото: СКР по республике Башкортостан.

В том же году, спустя всего несколько месяцев, по адресу д. Ишбулдино, ул. Кизильская, дом 31, было зарегистрировано – официально! – ООО "Ахай", основным видом деятельности которого, согласно выписки из ЕГРЮЛ, значится "Деятельность по оказанию помощи на дому для лиц с ограниченными возможностями развития, душевнобольным и наркозависимым», а дополнительным – "Деятельность по уходу за престарелыми и инвалидами с обеспечением проживания".

В Абзелиловском районе начал действовать пансионат для лежачих больных "Ахай". Пансионат создан для оказания квалифицированной помощи пожилым людям, столкнувшимся в жизни с нелегким недугом. Включает все аспекты проживания и ухода за больными. Своей целью пансионат считает избавление от физических страданий и повышение качества жизни постояльцев. Предназначен для тех, кому собственная семья по тем или иным причинам не может обеспечить необходимый уход. Постоянно проживая в пансионате, больные будут получать питание,

- так говорилось в рекламных объявлениях, появившихся в районных изданиях.

Чиновники в доле? Хроника уничтожения пенсионеровТак что - правда, не знали местные (и региональные) власти о том, что пансионат имеет разрешение на проживание стариков? А вот выписка из ЕГРЮЛ. Фото: скан/Царьград.

А весной 2019-го Махиянова зарегистрировала уже автономную некоммерческую (!) организацию – центр соцобслуживания населения "Дом престарелых (Дом милосердия)". И вот у него – да, основной вид деятельности указан "Предоставление социальных услуг без обеспечения проживания престарелым и инвалидам" - действительно, "без проживания". Вот только есть ещё и дополнительный – "Прочая деятельность по уходу с обеспечением проживания". Что?! Ух, как неожиданно! – с обеспечением проживания, оказывается.

Так что – никто не знал? Или лгут чиновники?

 Шарашкина контора – без контроля и мер безопасности

К тому же, в декабре прошлого года, в районном издании "Абзелил" вышел репортаж под названием "Дом милосердия", в котором рассказывалось о том, что в этом учреждении "нашли приют десять постояльцев, оказавшихся в тяжёлой жизненной ситуации".

История получилась трогательная.

"Идея создать в районе дом престарелых родилась у жительницы деревни Махмутово Расимы Махияновой, - отмечала в материале его автор Гульназ Валеева. - Несколько лет назад её семья взяла из детского дома на воспитание трех девочек — сестёр, которые оказались, к сожалению, психически больными. За ними необходимо постоянно присматривать. Тогда Расима и задумалась о работе на дому. Потом появилась мысль об уходе и за пожилыми людьми. Сначала она  попробовала взять к себе домой несколько человек, затем пришла к выводу, что необходимо расширяться. В д. Ишбулдино у семьи пустовал двухэтажный дом. Привели его в порядок, купили мебель и все необходимое. Много времени ушло на оформление документов, получении лицензии. И с мая этого года (2019-го. – прим. ред.) пансионат, рассчитанный на 15 человек, начал свою работу".

В публикации говорилось, что постояльцы стали буквально жить одной большой семьёй, они "ухожены, сыты, спят в чистой постели, а главное — чувствуют, что не одни в этом мире". У них есть "пятиразовое домашнее диетическое питание", а тех, кому необходима посторонняя помощь, кормят с ложечки.

Правда, не указывалось, что, по информации Царьграда, старики отдавали за содержание три четверти своих пенсий – собственно, в этом и был заработок учреждения. Плюс – деньги на содержание от родственников, и это был основной заработок.

В недалёком будущем, вероятно, учреждение могло войти в реестр поставщиков социальных услуг Башкортостана – и там уже получалось бы совсем другое финансирование.

А так – по сути, просто шарашкина контора. Источник сообщил, что в помещении (сплошь деревянном!) была противопожарная сигнализация, реагирующая на дым, но работала ли она – большой вопрос. А обязательной в соцучреждениях автоматизированной системы тушения не имелось. И вообще – никаких проверок там на предмет соблюдения мер безопасности толком не проводилось.

 Соучредителем пансионата был чиновник?

Почему так? Вопрос интересный, но ответ на него, кажется, есть. В числе соучредителей «Дома милосердия», помимо самой директрисы Расимы Махияновой (она сейчас задержана), входят ещё два человека – предпринимательница Залия Мухамедьярова и Рустам Фаттахов.

Полный тёзка соучредителя сгоревшего пансионата - выпускник Башкирского госуниверситета по специальности «юрист» Рустам Фаттахов одновременно является юрисконсультом восточного межрайонного центра "Семья" - государственного бюджетного учреждения Башкортостана, которое находится в прямом подчинении республиканского министерства семьи, труда и соцзащиты.

А занимается эта структура, как нетрудно догадаться, оказанием социальных услуг населению. И одно из четырёх её муниципальных подразделений находится Абзелиловском районе – называется оно "Служба семьи".

Есть ещё непонятные странности?

На самом деле – масса, но, пожалуй, искать ответ на них должно следствие.

Только кажется, что открыть частную организацию социального направления в России просто. В реальности, если этим займётся какой-нибудь, условно говоря, неравнодушный человек, без юридического образования и опыта, ему придётся преодолеть невероятное число заморочек - получить разрешения, представить справки, принять кучу комиссий, которые будут метр за метров обследовать помещения, нюхать воздух, пробовать пищу, изучать детали. Причём, ещё до открытия. Потом – после,

- объясняет бывший опер УБЭПа  Владимир Константинов.

Поэтому без "помощи" от чиновников могут обойтись лишь те, кто глубоко погружён в тему и имеет правовую поддержку.

Чиновники в доле? Хроника уничтожения пенсионеровЮрисконсульт госструктуры - полный тёзка соучредителя сгоревшего пансионата. Фото: скрин с сайта Восточного межрайонного центра "Семья".

Но если пресловутая "помощь" появилась, всё пройдёт как по маслу.

"Я не верю, что местные чиновники не знали о существовании такой организации, это просто чушь, по-моему. Они даже публикации из газет вырезают, чтобы в конце квартала или года отправить начальству!" - говорит наш собеседник.

 Системы лицензирования нет: каждый пляшет, как хочет

Такие частные центры – хосписы, дома престарелых, интернаты, пансионаты и так далее – превратились в выгодный бизнес – для некоторых в полулегальный или вовсе совсем незаконный.

Поскольку есть главное, что движет экономикой: спрос, порождающий предложение.

Государственных-то структур подобного типа немного, и мест во многих из них (не верите – проверьте сами) попросту нет.

Да и в частных, входящих в официальные реестры поставщиков соцуслуг, кстати, тоже свободные места отсутствуют. В том же Абзелиловском районе, где находился сгоревший пансионат, например, имеется только один такой, но забит до отказа.

А желающих "сбыть" родного, но ставшего обузой, старика – увы, сегодня немало.

У кого-то есть, разумеется, для того объективные причины – хронические болезни пожилого родственника, психические расстройства. Но основной мотив большинства, по данным исследований, - отсутствие, во-первых, материальных ресурсов для содержания бабушек и дедушек, а во-вторых – жилищных условий.

Да, были, конечно, ещё в дореволюционные времена дома призрения, но они находились или под крылом Церкви, или в государственном подчинении. И в советские годы система домов престарелых существовала.

Чиновники в доле? Хроника уничтожения пенсионеровВ огне заживо сгорели одиннадцать постояльцев башкирского дома престарелых. Пока что возбуждены два уголовных дела. Фото: ГУ МЧС по республике Башкортостан.

А вот частные структуры возникли в нашей стране только в середине "нулевых". Только слово "частное" здесь адлеко не всегда не является синонимом «качественное», по крайней мере – применимо оно не для всех организаций подобного толка.

Есть, разумеется, элитные – с дорогим содержанием и соответствующим уровнем обеспечения постояльцев.

Есть уже упоминавшиеся "реестровые" - намного-намного скромнее, но живущие за счёт государственных дотаций, выделяемых на содержание пожилых людей.

Есть "сетевики" - то есть, имеющие больше одного учреждения в управлении, география пансионатов может быть очень широкой.

Но главная проблема – как раз «подпольщики»: системы лицензирования таких учреждений в России не существует, и, при наличии «соучредителя» или «покровителя» от власти», можно делать, что угодно.

 Концлагеря с рабами и огненные "засады"

В некоторых из них происходят настоящий ужас. В своё время Царьград писал, например, о скандале с пермским домом престарелых "Мария", где обещали за 25 тысяч рублей в месяц "прекрасные условия и жизнь одной дружной семьёй", а на деле там был настоящий концлагерь для стариков: их привязывали к кроватям, заклеивали рты скотчем, поили технической водой и держали впроголодь, а если кто-то умирал, покойников оставляли вместе с лежачими больными.

Были случаи, когда пожилых людей превращали буквально в рабов, заставляя жить в нечеловеческих условиях и выполнять тяжёлую работу.

Пожары – вообще отдельная тема. Самая жуткая, пожалуй.

Царьград, на основе своих публикаций и из открытых источников, насчитал только за последние пять неполных лет семь (без последнего, в Башкирии) трагедий с жертвами.

Две из них случилось в нынешнем году - весной.

10 мая в частном – незарегистрированном - хосписе в коттеджном поселке "Красногорская усадьба" в Подмосковье огонь унёс жизни одиннадцати пожилых людей. Причина – неисправность электропроводки.

За месяц до этого, 9 апреля, в Москве загорелся пансионат для стариков 3-й Мякининской улице: четыре погибли, 16 пострадали.

В 2019-м – скончался в огне постоялец интерната для пожилых и инвалидов в Брянской области.

В 2017-м – три пожара.

Один, в конце августа, в частном пансионате для престарелых "Жемчужина" в Красноярске (трое погибших);  второй, в середине сентября, в доме престарелых в Ивановской области (двое погибли, четверо пострадали), второй, через месяц, в двухэтажном частном доме для пожилых инвалидов в Иркутске (пострадали четырнадцать человек, трое из которых позже скончались).

 

В 2016-м – в середине октября трагедия в доме-интернате для престарелых и инвалидов в хуторе Иногородне-Малеванном Краснодарского края (пострадали двое, один из них скончался).

И что делать – никакого понимания нет.

Знакомый чиновник из социального ведомства одного из регионов России, когда мы попросили его прокомментировать ситуацию, ответил так:

Если мы начнём сейчас закручивать гайки, на этом рынке останутся только сетевики и элитные пансионаты. А куда девать остальных стариков? Кто их будет содержать? Или вы хотите, чтобы плодились «чёрные риэлторы», которые под видом сиделок, будут гробить одиноких пенсионеров и отбирать у них квартиры и дома? Либо начнётся жуть с бытовыми преступлениями. Понятно, что контроль нужно ужесточать, но это вопрос государственного уровня: появится требование по лицензированию – придётся увеличивать финансирование, чтобы частные маленькие учреждения соответствовали уровню.

Иначе говоря – пока тупик.

А по факту трагедии в Башкирии возбуждено уже два уголовных дела – по факту "Причинения смерти по неосторожности" и по "Ненадлежащему оказанию услуг". Однако есть вероятность, что у следователей всё-таки появятся вопросы и к чиновникам. И отчего-то кажется, что речь должна идти не только о халатности, но о коррупции – в первую очередь.

 

 

Картина дня

наверх