Медвежий угол

35 334 подписчика

Свежие комментарии

  • Артем Казаков
    Да? Ну пойдите купите кило палтуса и кило свинины и сравните разницу.Дешевле она стоит.Ога!После развала в м...
  • Артем Казаков
    Нууууу к примеру Барнаульский завод Транспортного машиностроения №70.Вся "20"-ка шла на военку изготавливались дизеля...После развала в м...
  • Maxim Yushkin
    Ну хоть не с детьми.Евродепутаты-шалу...

На выход, небратья!

Будьте осторожны с терпеливыми людьми. Когда у них кончается терпение — они сжигают порты, а не корабли.
На выход, небратья!

А сколько было пафоса и понтов буквально за неделю до часа икс! Тогда как раз было объявлено, что Михаил Мишустин, действуя с одобрения Владимира Путина, в одностороннем порядке снял санкции с трех украинских предприятий. Для заробитчан ключевой фразой стало «в одностороннем порядке» И понеслось! «Что, москалюги, не можете без украинских товаров?» ― бесновались в припадке свидомого патриотизма украинские заробитчане. Дальше ― больше.

Очень сильно стали возбуждаться и предвкушать снятие санкций в одностороннем порядке со всех украинских предприятий «умеренные» эксперты всех мастей на условно оппозиционных каналах. У меня сложилось четкое ощущение, что эти эксперты так и не поняли, что этот шаг символический и Россия будет ждать ответных шагов, а не безропотно и покорно снимать санкции со всех предприятий из списка Медведчука. Некоторые российские эксперты и вовсе считают этот шаг своеобразной политической помощью Путина Медведчуку в преддверии местных выборов на Украине. Но нет! Украинские эксперты так широко раззявили хавальники, что вместо обсуждения ответных шагов украинского руководства начали мечтать о скорейшем возрождении «Антонова».

Выглядит это примерно так: русские дают огромную кучу денег для перевооружения и реконструкции предприятия, затем Путин (по отмашке Медведчука) дает команду министерствам и ведомствам России закупать самолеты марки «Антонов». Естественно, предварительно Россия за заказанные самолеты еще и должна произвести предоплату. Теперь можете экстраполировать данное «видение» на все товары и предприятия незалэжной нэньки, и перед вами во всей красе предстанет картина украинских аппетитов, сдобренная псевдоэкспертным сумасшествием. Обсмотревшись этой трескотни, украинские заробитчане пошли еще дальше: стали размышлять о реинтеграции Донбасса и скорейшем возвращении Крыма. Разумеется, про то, что Россия должна выплатить Украине огромную компенсацию (500 миллиардов долларов ― ни больше ни меньше) они тоже не забыли.

Но прошло три дня, и в четверг, 15 октября, я имею довольно странный телефонный разговор с руководством, которое требует обозначить из подконтрольного мне списка заробитчан тех, кого можно немедленно рассчитать. Так сказать, особо ретивых. Где-то через полчаса мне позвонил дежурный мастер (у нас их три, все местные, каждый дежурит на площадке по 12 часов) и довел до моего сведения, что заробитчане осведомлены о том, что часть из них через три дня, а именно в понедельник, 19 октября, не позднее 13:00 по местному времени обязана освободить бытовки и покинуть строительный городок.

Надо отметить, что, согласно трудовому договору, подписанному заробитчанами, который предусматривает сдельную форму оплаты труда, заказчик вправе в любой момент его расторгнуть и рассчитать их. Трудовому законодательству РФ это никак не противоречит. Со слов дежурного мастера, мне стало известно, что надписи, прославляющие Украину, с вагончиков исчезли, как и исчезли со всех окон вагончиков заробитчан занавески в виде украинского флага, а также прочие атрибуты украинского сумасшедшего дома. Снаружи «украинские» вагончики из очага свидомизма превратились в образцово-показательные ― блестели, как начищенные штиблеты.

Но это не помогло. Под моим началом работали 15 украинцев и 12 белорусов. Решено было избавиться от 10 из 12 белорусов (конкретные «змагарские змагары») и от 8 из 15 украинцев. В понедельник утром, 19 октября, их оперативно рассчитали, и к 13:00 их на площадке уже не было. Оставшихся двух белорусов и семерых украинцев начали «уплотнять»: разместили их вместе в одном вагончике, а освободившиеся два заставили так отдраить, что они блестели, как достоинство кота уже не только снаружи, но и внутри.

В процессе хозработ заробитчан подкалывали российские строители, советовавшие срочно поехать в город, приобрести в местной типографии огромный портрет Путина и повесить его в бытовке. Уверяли: знающие люди говорят, что это гарантированно спасет их не только от внезапных увольнений, но и от коронавируса. Украинские флаги, флажки и прочие жовто-блакытные занавески (украинцев-то больше осталось, а у белорусов и в прежнем составе БЧБ-символики не было) настоятельно рекомендовали сжечь ровно в полночь в пустой 200-литровой металлической бочке, при этом непременно хором напевая гимн России ― чтобы обязательно сработало. В общем, было весело. Через сутки в освободившиеся два вагончика на смену свидомым заехали ребята из Уфы.

Я позвонил своему коллеге, тоже начальнику участка, который работает на Приобском месторождении. И что же? Там такая же картина ― избавляются от особо ретивых. Косвенно это подтвердил и руководитель украинской делегации, что встречалась с руководителем Российской торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным 21 октября 2020 года, функционер ОПЗЖ Тарас Козак, который попросил предоставлять побольше рабочих мест украинским заробитчанам. Также из открытых источников стало известно, что российские пограничники, руководствуясь президентским указом, перестали пропускать украинцев с ID-картой и адресной справкой, а также только с загранпаспортом: необходим полный пакет документов с указанием прописки. Только вчера на границе были развернуты три харьковских автобуса-«хохловоза», набитых заробитчанами. Из всего вышеописанного я могу предположить, что сокращение украинских и белорусских гастарбайтеров на российских стройках приняло масштабный характер.

В чем же причина, спросит читатель? Неужели прозрели? Отвечаю: прозрели давно, но действовать стали, как только представилась возможность. А причин четыре.

Причина первая: кризис, вызванный коронавирусом. Из-за этого многие крупные стройки, в которых основным инвестором выступал сугубо частный капитал, встали. Про средние и мелкие я вообще молчу, они встали еще с середины июля. Многие российские рабочие и специалисты, что были в них заняты, остались без работы. А вот инфраструктурное энергетическое и дорожное строительство, где основными инвесторами выступают государство, крупные энергетические компании и системообразующие банки, нисколько не приостановлено, напротив, наращивает объемы выполнения. Российское руководство, не мудрствуя лукаво, решило трудоустроить временно безработных россиян посредством этих крупных проектов. Но для того чтобы их устроить, нужно избавиться от значительной части заробитчан, что сейчас и происходит.

Причина вторая: стремление выполнять возведение стратегически важных объектов при участии только лишь российских граждан. А вот этого давно стоило ожидать, тем более что курс на «кадровое импортозамещение» на стратегически важных стройках правительство России объявило еще в 2018 году. Тогда впервые на некоторые стройки (городок при космодроме «Восточный», частичная реконструкция магистрального нефтепровода в Челябинской области и многие другие) перестали брать украинцев и белорусов, хотя раньше кадровые ограничения для подобных объектов касались только трудовых мигрантов из Средней Азии.

Во-первых, это делается для того, чтобы проектно-сметная документация, всякие там фотографии и прочая важная информация о ходе строительства прямиком не попала туда, куда не нужно. Да, разумеется, некоторые российские граждане тоже иногда передают информацию куда не следует, но государство хотя бы может их контролировать и сажать в тюрьмы за измену Родине, а заробитчанин пересек границу ― и был таков.

Во-вторых, чтобы исключить возможность диверсий и террористических актов. Все помнят взрыв на стадионе 9 мая 2004 года в Грозном, что унес жизнь Ахмата Кадырова: взрывчатка была замурована в подтрибунные конструкции как раз в ходе строительства.

В-третьих, российской строительной отрасли необходимо воспитывать и поддерживать на должном уровне кадровую компетенцию возведения подобных объектов. Чем больше россиян ― тем лучше для самодостаточности страны, а при привлечении иностранных специалистов мы за государственный счет поддерживаем на должном уровне кадровую компетенцию возможного конкурента, а то и вовсе врага. В случае Украины это особенно актуально: наша экономика первые двадцать лет после развала СССР очень зависела от украинской продукции, чем шароварники нагло и беспардонно пользовались. Не очень-то хочется, чтобы постройка какого-либо стратегического объекта в будущем зависела от иностранных кадров, особенно от украинских.

Причина третья: неприкрытая ненависть некоторых заробитчан к России. Я употребил слово «некоторых» неслучайно. Подавляющее большинство гастарбайтеров из двух бывших советских славянских республик относится к России и русским весьма негативно, но только некоторые выражают свою ненависть вслух, основная масса предпочитает ненавидеть тихо. Но и соломинка в конце концов ломает спину верблюда, как говорится в старой калмыцкой пословице. Этот фактор тоже сработал, он просто не мог не сработать.

Причина четвертая: криминогенный фактор. Очень много преступлений совершается именно трудовыми мигрантами. Об этом говорят и эксперты, и чиновники МВД. Сейчас прорабатывается законопроект об ужесточении правил допуска трудовых мигрантов на российский трудовой рынок. Он прорабатывался еще Дмитрием Медведевым в последний год его премьерства. Эксперты говорят, что данный законопроект всерьез начнут обсуждать в конце первого квартала 2021 года, когда уже будет готова статистика правонарушений за 2020 год.

Пытливые читатели зададутся вопросом: а нельзя ли было раньше начать этот процесс? Во-первых, действительно, безболезненно для своевременного возведения многих объектов нельзя. Ну, а во-вторых, процесс этот начался не сегодня, он плавно идет уже пару лет. Коронавирус его просто ускорил, выступив своеобразным катализатором. Первые тревожные звоночки прозвучали еще летом 2018 года. Тогда, как выражаемся мы, строители, «белорусов приравняли к украинцам». Это выразилось в том, что на некоторые объекты строительства стали допускать только россиян, кадровики строго поясняли подрядчикам, что «никакие иностранцы не допускаются, даже белорусы». Белорусы тогда на это жутко обижались. Но, судя по событиям и некоторым лозунгам на продолжающемся Беломайдане (а он продолжается, кто бы что ни говорил), решение было не только своевременным, но и правильным.

Следующим звоночком стало массовое избавление от гастарбайтеров некоторых регионов все в том же 2018 году. В авангарде здесь шел дорогой моему сердцу Челябинск (я там проработал два счастливых года!), который только за лето 2018 года избавился от почти 90 тысяч гастарбайтеров, о чем сообщалось в региональных СМИ. Да, среди этих 90 тысяч основную часть составляли гастарбайтеры из Средней Азии, примерно 60 тысяч человек. Оставшиеся 30 тысяч ― заробитчане из Украины, Белоруссии и Молдавии. Что ни говори, одна треть ― это тоже немало. Примеру Челябинской области последовали Татарстан (там и в «лучшие годы» гастеров было немного), Башкирия, Удмуртия и Курганская область. Основной причиной стал рост преступности в российских регионах, при этом местные органы правопорядка отмечали, что значительное количество преступлений совершается именно трудовыми мигрантами. Конечно, насильно депортировать их никто не стал, с ними просто перестали заключать трудовые договора. А трудовые договора являются основанием для пребывания трудовых мигрантов на территории Российской Федерации.

Выводов, конечно, ни сами заробитчане, ни руководство «небратских» республик никаких не сделали и продолжали думать, что трудовым мигрантам из бывших советских республик заработок в России обеспечен всегда.

Следующий звоночек прозвучал летом 2020 года, когда российские СМИ сообщали об эвакуации на родину почти 900 тысяч трудовых мигрантов, выходцев из Средней Азии, в связи с коронавирусом. Формулировка-то правильная, но за ней есть подтекст: высылают не только по причине опасности возникновения очагов заражения, но и увеличивающейся безработицы среди российских граждан и, безусловно, вышеописанного криминогенного фактора. Свои интересы всегда выше, своя рубашка ближе к телу, прежде всего своих трудоустраивать надо, а также заботиться о безопасности граждан своей страны. При этом, опять же, никто насильно никого не депортировал. К примеру, Комиссия по борьбе с коронавирусом в Узбекистане организовала несколько поездных составов для вывоза своих граждан из Ростовской, Воронежской, Самарской и Московской областей. Пассажирские поезда были запущены по предварительной договоренности и при содействии российского Минтранса и РЖД. Через некоторое время этому примеру последовал Казахстан. Азербайджан и Туркменистан пошли по другому пути: заручившись поддержкой российского Минтранса, организовывали авиарейсы.

Будут ли сделаны теперь руководством республик бывшего СССР и самими заробитчанами какие-либо выводы? Нет. Ни сами трудящиеся, ни руководство квазигосударственных лимитрофных образований не способны делать выводы на основе такого рода событий по причине отсутствия государственного мышления. Они воспринимают динамично изменяющийся и подстраивающийся под новые экономические реалии трудовой рынок России как данность. Вот там есть работа, и всё тут. Она всегда будет, по крайней мере до тех пор, пока «Рашка» не развалится.

У меня вообще такое ощущение, что мозги свидомых правителей и их прихлебателей в среде публицистов, горе-аналитиков и недоэкспертов наделены весьма малой оперативной памятью: мегабайта в четыре, не больше. Они не помнят и не хотят помнить прошлогодних показателей и сравнивать их с нынешними. Нет, конечно, они иногда это делают, когда жареный петух просто исклюет задницу, превратив сей немаловажный для «справжнього» украинца орган в одну сплошную рану.

А ведь нынешний 2020 год является знаковым для заробитчан, причем для всех, но особенно для украинских. В связи с коронавирусом и принятыми правительством России ограничительными мерами их и так прибыло на заработки на миллион меньше, то есть примерно два миллиона вместо трех. Мало этого, Россия в данный момент еще и избавляется от значительной части из этих двух миллионов. Российский трудовой рынок, как мы видим, довольно быстро приходит в равновесие и замещает иностранные кадры отечественными.

Приведу в пример Москву. Оттуда эвакуировали примерно сорок процентов трудовых мигрантов, но Собянин пообещал относительно быстро, в течение трех-четырех месяцев, почти полностью восполнить пробел как москвичами, так и кадрами из регионов. Кстати, согласно официальным данным ГУ МВД России по Москве, количество убийств за первые шесть месяцев снизилось на 19 процентов, квартирных краж ― на 40 процентов, изнасилований ― на 34 процента, грабежей ― на 33 процента, а уличных разбойных нападений ― на 29 процентов. Отток мигрантов явно пошел на пользу россиянам.

По заявлению Собянина, рабочие вакансии, требующие серьезной квалификации, а значит, высокооплачиваемые, удалось заполнить почти сразу. Проблемными остаются вакансии в сфере ЖКХ, но московский мэр рассчитывает на кадры из регионов, а также на средства малой механизации, которые, по его мнению, серьезно сократят потребность в живой рабочей силе в сфере московского ЖКХ. А некоторые эксперты в сфере трудового рынка советуют муниципальным кадровикам «подтянуть маркетинг». Они отмечают, что в объявлениях на некоторые вакансии в сфере ЖКХ работодатель попросту иногда забывает указывать о том, что жилье предоставляется и оно бесплатное. Это иногда вводит потенциальных работников в заблуждение и является причиной отказа от рассмотрения трудоустройства на данные вакансии. Для россиянина, соискателя работы из региона, очень важно, чтобы эти условные 45 тысяч рублей он получал «чистыми», а не тратил 25 тысяч (это если повезет) на съем квартиры в Москве.

По словам региональных экспертов, ровно такую же картину оттока мигрантов можно наблюдать по всей России. Это из Москвы уехали сорок процентов гастарбайтеров, в целом по России этот показатель достигает сорока восьми процентов, но, по сообщениям региональных СМИ, пробелы также восполняются российскими кадрами. Конечно, не так быстро, как в Москве, но все же восполняются.

Кстати, а как там поживают российские креаклы, которые кричали, что без мигрантов «Рашке» конец? Да, не без трудностей, но, как видим, никакого армагеддона на трудовом рынке не случилось. А как они расхваливали Европу, которая выслала в Сирию, Ливию и Ирак несколько сотен мигрантов! Говорили, мол, вот она, взвешенная и прагматичная политика Европы в сфере миграции! А что же тогда российскую политику в сфере трудовой миграции теперь не расхваливаете, неполживые? А, я и забыл. Нельзя, западное начальство не велит.

Но вернемся к братьям-славянам. Через несколько месяцев трудовой рынок России, так или иначе, придет в кадровое равновесие, и, я вас уверяю, в 2021 году здесь уже не будет трех миллионов рабочих мест для украинских заробитчан, как они на это рассчитывают. Максимум полтора миллиона, не больше. А на следующий год еще немного меньше, на следующий ― еще меньше и так далее.

Этот процесс будет идти плавно, как импортозамещение. Помните репортажи украинских СМИ в 2014 и 2015 годах, когда украинские ведущие и приглашенные аналитики (можно ли их так называть?) обсмеивали «тщетные попытки россиян заместить качественную украинскую продукцию»? В 2017-м им уже стало не до смеха. Точно так же будет и сейчас. Когда проблему уже станет трудно замалчивать, по старой украинской традиции, что превращает любую зраду в перемогу, из украинских зомбоящиков будут звучать лозунги типа «Экономика агрессора трещит по швам! Российский бюджет уже не в состоянии оплачивать высококвалифицированных украинцев и белорусов!» и все в таком духе. Украинские эксперты, аналитики и ведущие ток-шоу уже и сейчас отказываются признавать значение российского трудового рынка для Украины. И это происходит не на каналах Петюни или Ахметова (там само собой), а на вполне себе «оппозиционных и правдивых».

Совсем недавно я наблюдал два разных ток-шоу на украинских условно оппозиционных каналах и услышал одну и ту же фразу от двух разных ведущих: «Украинские заробитчане привозят из Европы 12 миллиардов долларов». На самом деле из России примерно семь, а из Европы около пяти. Они не будут признавать зависимость от России, они лучше будут в прямом эфире какую-нибудь российскую отрасль хоронить. Они уже подобным образом хоронили и российское танкостроение, и судостроение, и вертолетостроение. Будут и российскую строительную отрасль хоронить, нисколько не обращая внимание на собственную страну, летящую в пропасть. Ведь это легче ― обхаивать чужое, нежели созидать что-то свое, особенно если ты неспособен что-либо на этом свете создать. Повторюсь, украинцы признают значимость российского трудового рынка только тогда, когда жареный петух превратит украинскую пятую точку в одну сплошную рану.

Впрочем, переможные лозунги еще впереди. Ну а пока ― на выход, свидомые! И мой вам bon voyage аж до самой Жмеринки!

Анатолий Урсида,

специально для alternatio.org

http://alternatio.org/articles...

Картина дня

наверх